Вегетососудистая дистония

вегетососудистая дистония

Поделиться

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Одноклассники

Как человек узнает, что у него вегетососудистая дистония, нейроциркуляторная дистония или кардионевроз?
Человек приходит к врачу с жалобами на тахикардию, головокружение, слабость, ком в горле, боли в животе, вялость, озноб, холод, жар, отрыжку и тому подобное. Врач осматривает, проводит анализы и понимает, что он не может соединить эту симптоматику и результаты анализов ни с одним известным ему конкретным заболеванием. А когда обследование не выявило конкретной болезни, он сообщает пациенту, что у него вегетососудистая дистония, а кому-то из врачей больше нравится термин нейроциркуляторная дистония, хотя раньше терапевты любили ставить диагноз кардионевроз и все это означает одно и то же.
Вегетососудистая дистония (ВСД) имитирует сотни симптомов различных, в том числе, серьезных, заболеваний. Поэтому, вполне возможно, врачи будут пытаться делать скоропостижные выводы и пытаться лечить Вас от заболеваний, которых у вас нет.
В МКБ-10 нет такого самостоятельного заболевания как вегетососудистая дистония, нейроциркуляторная дистония, и тот же кардионевроз. В 1918г. американский врач Б.Оппенгеймер впервые ввел термин «нейроциркуляторная астения

В 1954 году отечественный кардиолог Н.Н.Савицкий, несколько видоизменив термин, предложил название «нейроциркуляторная дистония». Выдающиеся кардиологи Г.Р.Ланг и А.Л.Мясников называли это расстройство—«невроз сердечно-сосудистой системы».
На сегодняшний день согласно Международной Классификации Болезней 10-го пересмотра, такие диагнозы как «нейроциркуляторная дистония» и «вегетососудистая дистония» включены в понятие: соматоформная дисфункция вегетативной нервной системы F45.3.

Вегетососудистая дисфункция (ВСД) проявляясь через целую палитру крайне неприятных симптомов, не представляет угрозы жизни и чаще всего, врачи даже не пытаются ее лечить. Они понимают, что болезнь — это приспособительный процесс, а поэтому, вегетативные проявления, как отражение сложностей социального, духовного, межличностного характера, несмотря на наличие страха смерти, не ведут к смерти!

Симптоматика вегетативных нарушений угрожает не жизни биологической, а жизни социальной, превращая человека в заложника… подавленных эмоций.
Обычно люди с такой симптоматикой идут к врачам. Но ни неврологи, ни кардиологи, ни даже психиатры не лечат вегетососудистая дистонию! Почему? вегетососудистая дистония – это проявление хронически неосознаваемых эмоций в теле.
Все симптомы, которые не находит органических отклонений, не показывают конкретных органических патологий, имеют ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ корни.
Эмоциями занимается врач психотерапевт.
Кардиологов, неврологов и других врачей просто не учили работать с эмоциями. Поэтому они посмотрят сердце, нервы и скажут – «Все нормально, идите!»
Задачи терапевта (интерниста) и невролога при выявлении у пациента синдрома вегетативной дистонии или нейроциркуляторная дистонии (а это одно и то же), следующие:
1) подтвердить или исключить наличие органического поражения висцеральных систем или периферической/центральной нервной системы;
2) при исключении органических причин, необходимо направить пациента к врачу-психотерапевту (по данным Осокиной Г.Г., 1988 г., 78 % обследованных с нейроциркуляторная дистонией вообще, не имеют органической патологии), для установления нозологического диагноза и назначения этиотропного лечения.
Таким образом, всю работу по окончательной диагностике и лечению соматоформной вегетативной дисфункции берет на себя врач-психотерапевт.
Вегетативная реакция абсолютно не создает угрозы жизни!!!
Это эмоциональное состояние, которое случилось, как вам кажется не по делу.
Вы можете идти по улице, но на самом деле в этот момент у вас внутри напряжение, которое связано с вашими отношениями, например на работе, с детьми, мужем, финансами, реализацией себя как женщины или мужчины, противоречиями внутри и др.
Эти все жизненные обстоятельства и являются этиологией и патогенезом вегетососудистая дистонии.
Обычно страх умереть, не успеть помочь себе – это уже второй страх, после того страха, который накатил вначале истории, о котором уже никто не помнит, которому просто не было предано хоть какое-нибудь значение. И работа с этим первым страхом самая основная во всей психотерапии. Если хватит терпения до нее дойти. Если хватит мотивации ходить на прием, после того, как симптомы от второго страха исчезнут вместе с этим вторым страхом…

Очень важно осознавать свои эмоции. Например, вы летите на парашюте, вы понимаете, что вам страшно, осознаете страх, при этом у вас потеет тело, у вас стучит сердце, могут быть позывы в туалет, тошнота и т.п. Но иногда эти же симптомы есть, а почему они возникли мы не видим. Чаще всего просто обесцениваем и считаем, что это тут ни при чем. Это могут быть страх и ревность, зависть, злость, обида…
Вегетативная симптоматика часто является проявлением патологической защиты от малопереносимой для конкретной личности, психотравмирующей, фрустрирующей, хронической ситуации. Для женщин это, прежде всего неоправдавшиеся надежды, связанные с мужем и детьми, несоответствие между желаемым и возможным, недооценка ее, как личности, в семье. Для мужчин решающими являются сложности взаимодействия с внешним миром и с самим собой.
Любая система стремится к саморегуляции. Если у человека произошёл сбой каких то регуляторных систем, то, если позволить, организм сам вернёт всё на место. Свойство саморегуляции присуще человеческому организму. Умение выходить из болезни, косвенно говорит о личностной, духовной, социальной зрелости, «взрослости» человека. А многие люди, страдающие вегетососудистая дистонией, не могут излечиться по одной простой причине: они мешают своему организму вернуть всё на свои места.
В основном болезнь начинается «на ровном месте» Это не говорит о том, что причины заболевания вообще не было. Но дело в том, что, в отличие от животных, у человека, с его культурной надстройкой сознания, реакция на стресс может откладываться на некоторое время. Примером тому может быть солдат, благополучно переживший все тяготы войны и вернувшийся, на первый взгляд, здоровым. Реакция на этот стресс была невозможной в полной мере из-за постоянного напряжения и необходимости выживать. Но дома, в спокойной обстановке, он обязательно столкнется и с ночными кошмарами, и с отчаяньем, и с потерей смысла бытия.

В случае с вегетососудистая дистонией, мы сталкиваемся с подобной ситуацией. Испытав единожды вегетативный криз, мозг мгновенно запоминает его, подкрепляя страхом «мысли о мыслях». Со временем, человек, страдающий вегетососудистая дистонией, на основании субъективных ощущений, начинает выстраивать свою модель мышления по поводу того, что с ним происходит. Вырабатывается рефлекс, который с каждым разом набирает силу. В это время организм испытывает дополнительный стресс. Получается нечто вроде «невроза невроза». В дальнейшем, после продолжительных переживаний, у человека даже появляются конкретные физические боли. Таинственное перетекание психических переживаний в физический симптом, в психотерапии называется «конверсия».

Страдания приносит не вегетососудистая дистония, вы страдаете от проявления эмоций, которые не понимаете.
В терапевтическом процессе начинается длинный путь по работе над избавлением от страданий. Пациенту предстоит открыть для себя мир эмоций, которые скорее всего обесценивались им ранее. Понять, что мысль «Я умру, мне никто не поможет!» — это тоже причина для появления всех стандартных проявлений страха в теле. Когда на нас несется огромная собака, у нас начинает стучать сердце, мы потеем, у нас сводит горло, сворачивается что-то в животе… И это те же проявления, что и при мысли о чем-то угрожающем, когда во внешнем мире собак нет… Но, чтоб эмоция возникла не обязательно должен быть сигнал извне. Достаточно внутреннего ощущения угрозы… Только с реакцией на собаку никто не бежит к врачу и не говорит: «Доктор, со мной что-то не так, я стоял посреди улицы и у меня забилось сердце, я вспотел и т.д. вылечите меня от этого, — А что происходило в этот момент? – На меня неслась разъяренная псина, но это тут не причем!!!! Вылечите меня от сердцебиений и позывов в туалет непонятно от чего!!».
Ваш мозг как будто верит, что это событие действительно угрожает серьёзной потерей или ущербом, после которой Вы якобы «не выживите», или смертью, и тогда начинает реагировать, как на острую опасность, проявляя те самые симптомы, приведенные выше. Но это не имеет отношения к реальности. В реальности событие либо уже миновало и Вы выжили, но, по каким-то причинам, тело это не усвоило и всё ещё чувствует себя, как партизан на войне, т.к. конфликт внутри Вас может продолжаться. Либо событие просто ещё не произошло или в фантазии, но мозг уже поверил, что это реальность. Либо Вы находитесь в ситуации, из которой действительно не можете выйти, попадая в конфликт «и так не могу, и так не могу». Т.е. как ни удивительно, но это обманка. Симптомы есть, а болезни нет… Но зато вместо этого точно есть «в голове» конфликт ситуаций — например: знаю, что с мамой больше жить не могу, но уйти или её отстранить от себя не могу тоже, т.к. буду тогда «плохим» и «разобью ей сердце». Т.е. любой выход — «плохой». Как и почему это происходит именно с Вами – здесь уже у каждого своя история, с которой поможет разобраться профессиональный психолог.
Симптоматика вегетативных нарушений угрожает не жизни биологической, а жизни социальной.
Проявившаяся болезнь на фоне длительной неблагоприятной ситуации, снимает с ее носителя ответственность за происходящее, оправдывает жизненные неудачи, безответственность в глазах окружающих. Привлекает, притягивает внимание и любовь окружающих в необходимом объеме: длительно болеющая жена у изменяющего мужа (куда же он от нее уйдет!?), нормальный человек не может уволить страдающего специалиста, даже если результат его труда оставляет желать лучшего.
Когда на нас «сваливаются» неразрешимые проблемы, очень велик соблазн отказаться от ответственности, обвинить в этом всех, включая судьбу. Как отстраниться от решения жизненных задач, оставшись при этом в ладу со своей совестью? Конечно же, заболеть! «Чтобы они поняли, кого могут потерять», «чтобы, наконец, отстали», «чтобы позаботились, в конце концов»!

Вспомните детство! Для часто болеющего ребенка вторичная выгода очевидна. Мама, которая остается с ним дома, позволение ничего не делать, бесконтрольный просмотр мультиков, интересная книга, отсутствие какой-либо критики, а часто и запретов, чистое белье, стерильная комната и… больной в центре внимания всех окружающих. Признайте, что отказаться от этого невозможно!

Со временем болезнь начинает ассоциироваться с лучшими моментами жизни. И даже повзрослев и включив мозг, человек, устав от будней, по крайней мере, мысленно, возвращается к торжественному уюту, созданному некогда его родителями.

Возможно, для кого-то понимание болезни как способа получения человеком каких-то выгод (конечно, довольно причудливым и разрушительным образом), потребует серьезного переворота в сознании. Но факт остается фактом.

На поверхности — болезнь, со всеми вытекающими из нее последствиями, но копни глубже, и вскроется целый пласт невидимых и, что важно, неосознанно скрываемых, причин, которые уверенно направляют человека к тому или иному заболеванию. В психологии это явление получило название «вторичная выгода».

Нелишним будет отметить еще и «вторичную выгоду» ухаживающих персон. Есть мамы-папы, которые способны открыто выразить свою любовь лишь тогда, когда ребенок болен. А тут появляется такой повод… Самоутвердиться, почувствовать себя большим и сильным, простить ребенку все его шалости… В дальнейшем, по накатанному сценарию, родителей, сменяют мужья и жены…

Так что, огради нас, Бог, от «заботливых» и «понимающих» родных, которые своей опекой уводят страдающего человека еще дальше от истинной причины заболевания.

Возьмем за основу понимание, что любое сознательное поведение имеет под собой позитивный мотив. Мы едим, чтобы восполнить свои силы, бегаем, чтобы расслабиться, и закрываем на ночь дверь, чтобы оставаться в безопасности. Но часто бывает так, что намерение человека не имеет прямого отношения к его поведению или вовсе скрыто. Вот за таким поведением будет скрываться значимая для человека потребность, косвенно удовлетворяющаяся данным поведением. Вторичная выгода чаще всего обитает в подсознании и может даже противоречить позитивному намерению, выстроенному сознанием. И парадокс заключается в том, что невыгодность самой болезни может значительно превосходить вторичную выгоду от ее существования.

Вторичная выгода активизируется при отсутствии варианта поведения, в котором она выступала как намерение позитивное. И психологическая помощь в работе с такими больными заключается в определении и удовлетворении всех этих потребностей более здоровым способом.

Исходя из этого, можно с уверенностью сказать, что первым шагом к исцелению будет осознание этой вторичной выгоды и предоставление себе вариантов поведения, позволяющих удовлетворить глубинную потребность честным для себя путем.

Разбухшая амбулаторная карта с десятками, а то и сотнями диагнозами, придает больному иллюзорный псевдосмысл и повышает значимость его болезненного самолюбия. О его многолетних страданиях говорят и рассуждают врачи, коллеги, соседи, родственники.
Посудите сами: при конкретных, обоснованных аппаратными исследованиями, болях, пациент может рассчитывать на определенный диагноз, какое-никакое лечение, сочувствие окружающих его людей.
И больной день за днем, а иногда год за годом ищет у себя неизлечимые болезни, позволяющие ему получать снисхождение от окружающих, не веря, что все это впустую.
В процессе психотерапии страх наличия тяжелого неизлечимого заболевания (инфаркт, инсульт) трансформируется в е ситуации опасности или беспомощности, с которыми пациент когда-то не справился, но которые теперь могут быть преодолены. Важно помочь пациенту найти формы преодоления беспомощности и расширить диапазон возможностей пациента.
В состояниях острой тревоги показано сочетание психотерапевтического вмешательства и медикаментозного лечения. Хорошо подходят методы гипнотерапии и когнитивно-бихевиоральной психотерапии.

2015 © Создание сайтов которые приводят клиентов